Национальный исследовательский центр Курчатовский институт Национальный исследовательский центр Курчатовский институт все новости
Новости
Защиты диссертаций
15.10.2020

Соискатель: А.Н. Коршунов

24.11.2020

Соискатель: Аристархова Е.А.

все защиты
Семинары
28.09.2020

Руководитель: Д.Ю.Чувилин

все семинары
#Наука_ВеликойПобеды
 
Защиты диссертаций
15.10.2020

Соискатель: А.Н. Коршунов

24.11.2020

Соискатель: Аристархова Е.А.

все защиты
Семинары
28.09.2020

Руководитель: Д.Ю.Чувилин

все семинары

идет загрузка
28.07.2020

"Важное. Доложить тов. Сталину"

 

 

9 мая 1944 года в ходе Крымской стратегической наступательной операции советских войск 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии при поддержке Черноморского флота и Азовской военной флотилии был освобожден город Севастополь. Несмотря на многочисленные разрушения Крыма, уже в феврале 1945 года Ялта стала местом проведения конференции с участием лидеров "Большой тройки" (СССР – США –Великобритания) и решением важнейших вопросов послевоенного устройства мира.

Весной 1944 года, когда в Лаборатории № 2 завершился ряд теоретических исследований, а заказы на строительство установок были размещены на заводах и предприятиях страны, Курчатов обратился к И.В. Сталину. О чем писал ученый руководителю государства, и кто его поддержал, читайте в нашей публикации.

 

Освобождение Севастополя от фашистских захватчиков, 1944 г.
Источник: МИЦ "Известия".

 

Впервые И.В. Курчатов обратился непосредственно к И.В. Сталину весной 1944 года. Он составил записку "О состоянии работ по урану на 20 мая 1944 года". В ней были изложены научные успехи и организационные проблемы работ по урану, выдвинуты предложения по решению государственной задачи. "Теоретические расчеты и опыты, проведенные в Лаборатории № 2, показали, что распространенное у нас мнение о невозможности технического решения проблемы урана является неверным. В настоящий момент твердо определились пути использования внутриатомной энергии как для осуществления атомной бомбы, так и для осуществления атомных котлов. За истекший год в Лаборатории № 2 был выполнен ряд важнейших исследований по физике процесса в котлах... многие трудные вопросы уже решены. Лаборатория № 2 проверила теорию действия диффузионной машины. Теория оказалась правильной, а лучших методов выделения найти пока не удалось. Практическое осуществление уран-графитового котла откладывается… из-за отсутствия в нашей стране нужных для котла количеств (50-60 тонн) урана. В 1943 году было добыто только 1,5 тонны урановых солей, в 1944 году намечено получить 4 тонны, но пока план не выполняется. Месторождения урана разведаны у нас плохо", – писал И.В. Курчатов. Докладную записку он передал куратору атомного проекта М.Г. Первухину (зам. председателя Совнаркома), который помогал Лаборатории № 2 в размещении заказов на заводах и предприятиях, координировал взаимодействие ученых с профильными министерствами. Михаил Георгиевич составил доклад на имя Сталина "О проблеме урана" и приложил записку И.В. Курчатова. Первухин просил главу государства" поставить разработку проблемы урана на положение важнейшего государственного дела, так как Лаборатория № 2 только формально числится в Академии наук, а по-существу находится при Совнаркоме СССР".

Придать атомному проекту приоритетный статус могло только личное решение Сталина. Понимая масштаб его занятости, Курчатов и Первухин предложили создать при Государственном комитете обороны Совет по урану, в состав которого должен был войти узкий круг людей "первого эшелона власти": "т. Берия Л.П. (председатель совета), т. Молотов В.М., т. Первухин М.Г. (заместитель председателя), академик Курчатов И.В.". В тот же день Первухин направил копии своего обращения председателю правительства В.М. Молотову и зам. председателя ГКО Л.П. Берии: "Прошу Вас рассмотреть данный вопрос и принять меня совместно с академиком Курчатовым для более подробного доклада". Л.П. Берия прочитал доклад и сделал пометку: "Важное. Доложить тов. Сталину. Поговорить с т. Первухиным. Собрать все, что имеется по урану".

Сбор информации продолжался несколько месяцев, но решений не было принято. 29 сентября 1944 г. И.В. Курчатов направил зам. председателя ГКО Л.П. Берии ещё одну докладную записку следующего содержания: "В письме т. М.Г. Первухина и моем на Ваше имя мы сообщали о состоянии работ по проблеме урана и их колоссальном развитии за границей. ...Вокруг этой проблемы за границей создана невиданная по масштабу в истории мировой науки концентрация научных и инженерно-технических сил, уже добившихся ценнейших результатов. У нас же, несмотря на большой сдвиг в развитии работ по урану в 19431944 г., положение дел остается совершенно неудовлетворительным... Зная Вашу исключительно большую занятость, я все же, ввиду исторического значения проблемы урана, решился побеспокоить Вас и просить Вас дать указания о такой организации работ, которая бы соответствовала возможностям и значению нашего Великого Государства в мировой культуре".

В конце 1944 г. дело сдвинулось с "мертвой точки", были приняты сразу три постановления ГКО: "О неотложных мерах по обеспечению развертывания работ, проводимых Лабораторией № 2 Академии наук СССР", "О мероприятиях по обеспечению развития добычи и переработки урановых руд" и "О подготовке специалистов по физике атомного ядра". В основу всех этих решений легли предложения И.В. Курчатова. Куратором атомного проекта в декабре 1944 г. был назначен Л.П. Берия. Для оперативной связи в кабинете И.В. Курчатова в Лаборатории № 2 был установлен телефон "кремлевской связи".

Однако потребовалось ещё несколько месяцев, прежде чем советский атомный проект стал высшим государственным приоритетом. Это случилось только после варварской бомбардировки США японских городов Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 года.

Подробнее – в следующих публикациях.

 

 

Партнеры проекта:

      

      

 

 

 

 

Пресс-центр НИЦ "Курчатовский институт"
 
Защиты диссертаций
15.10.2020

Соискатель: А.Н. Коршунов

24.11.2020

Соискатель: Аристархова Е.А.

все защиты
Семинары
28.09.2020

Руководитель: Д.Ю.Чувилин

все семинары
Увидеть всё - Что такое синхротрон