Национальный исследовательский центр Курчатовский институт Национальный исследовательский центр Курчатовский институт все новости
Новости
Защиты диссертаций
24.11.2020

Соискатель: Аристархова Е.А.

02.12.2020

Соискатель: Чаузова М.В.  

10.12.2020

Соискатель: А.Н. Коршунов

все защиты
Семинары
03.11.2020

Руководитель: Р.Г. Василов

03.11.2020

Руководитель: М.П. Лизоркин

все семинары
#Наука_ВеликойПобеды
 
Защиты диссертаций
24.11.2020

Соискатель: Аристархова Е.А.

02.12.2020

Соискатель: Чаузова М.В.  

10.12.2020

Соискатель: А.Н. Коршунов

все защиты
Семинары
03.11.2020

Руководитель: Р.Г. Василов

03.11.2020

Руководитель: М.П. Лизоркин

все семинары
25.08.2020

На границе мечты и фантазии

Герш Ицкович Будкер – участник Великой Отечественной войны. Имя фронтовика, "курчатовца", физика-теоретика и организатора Новосибирского Института ядерной физики вошло в историю советской науки.  "Мысль его работала на границе мечты и фантастики, и она обладала замечательной взлетной силой", писали о нем коллеги и близкие.

В 1945 г. он начал работу в Лаборатории № 2.

 

 

Герш Ицкович Будкер родился 1 мая 1918 г. в селе Мурафа Шаргородского района Винницкой области.  Мальчик рос без отца. После 9 класса отправился в Москву, но в МГУ его не приняли. В 1935 г. снова поехал в столицу и поступил на физфак МГУ. Он вспоминал: "В шестнадцать лет я явился в столицу страшно не уверенный в себе провинциал, с плохими манерами и корявым русским языком".

Война началась за день до окончания им Университета. На фронт дипломированный физик ушел добровольцем. С первых дней в армии Герш Ицкович Будкер стал представляться простым для запоминания именем – Андрей Михайлович. Спустя 30 лет после войны ученый рассказал сыну историю "Как папа был дезертиром": "В один из жарких июльских дней в расположении отряда появился грузный, с тяжелой одышкой человек, беспрестанно вытиравший катившийся градом пот со лба: военпред оборонного предприятия срочно разыскивал дезертира Будкера! Оказывается, за несколько месяцев до начала войны новобранец, как обремененный семьей выпускник, был распределен на подмосковный завод?дефектоскопистом. В первый же день войны завод стал оборонным предприятием, а дефектоскопист Будкер, выпускник Московского университета, попал в число очень дефицитных специалистов по контролю за качеством металла. Как удалось военпреду, которому  позарез нужен был в тылу редкий специалист, разыскать его в суматохе и неразберихе первых дней войны! При всех он обрушил на его голову поток брани и страшное обвинение дезертир. И тут произошло неожиданное?– измученный командир вдруг взорвался: "Какой он, к лешему, дезертир? Он же воевать пришел, он мне всю плешь проел своими вопросами! А ты “дезертир”!"

Будкер действительно усовершенствовал систему управления зенитным огнём и его делегировали на "слет армейских изобретателей". После демобилизации вернулся в Москву и в 1945 году поступил на работу в Лабораторию № 2, где его и направили в сектор теоретиков. Первой его научной задачей стал анализ динамики частиц в циклотроне, затем переключился на уран-графитовый реактор. Его руководитель академик А.Б. Мигдал вспоминал: "Я горжусь тем, что мне удалось разглядеть в этом провинциальном молодом человеке Андрею тогда было 28 лет необычайный характер мышления, размах и широту взглядов".

 

 

В 1946 году было принято решение о строительстве в СССР двух ускорителей на рекордные по тем временам энергии. По инициативе И.В. Курчатова в 1948 году рядом с поселением Большая Волга был образован ядерный центр. По соображениям конспирации он получил название Гидротехнической лаборатории (ныне – Объединенный институт ядерных исследований (г. Дубна)). Разработка синхроциклотрона была возложена на И.В. Курчатова. В Лаборатории № 2 для создания модели синхроциклотрона им была организована группа ученых (под руководством М.Г. Мещерякова). Работа Будкера в составе этой группы впоследствии легла в основу его кандидатской диссертации ("Последние орбиты ионов в резонансных ускорителях") и была высоко оценена руководством страны – за участие в создании Дубненского циклотрона в 1949 году он был награжден Государственной премией СССР.

С 1950-х годов в Лаборатории № 2 началась работа по овладению термоядерной энергией. "Когда была сформулирована идея управляемого термоядерного реактора, вспоминает И.Н. Головин, Игорь Васильевич назвал имена четырех-пяти теоретиков, которых надо непременно к этой работе привлечь, среди них был и Будкер. Он предложил свой собственный подход к проблеме термояда, придумал "магнитные пробки" для удержания плазмы и стал родоначальником нового направления. Все, кто занимался термоядом, были взволнованы смелостью выдвинутых им идей".

Академик А.Б. Мигдал вспоминал: "Когда мы все, по предложению Курчатова, стали заниматься проблемой управляемой термоядерной реакции, Андрей почти каждое утро приходил с новыми идеями, которые мы обсуждали. Помню, как, придя утром после бессонной ночи, он рассказывал о только что придуманных магнитных ловушках. И что еще удивительно он прекрасно знал возможности техники, хотя технику, так же как и физику, он узнавал не из книг, а "на слух". Без этого безудержная фантазия увела бы его далеко от реальности".

С конца 1957 года, при поддержке И.В. Курчатова, Г.И. Будкер начал работать над созданием нового ядерного центра - Института ядерной физики Сибирского отделения АН СССР. В 1958 году его лаборатория была преобразована в Институт ядерной физики, а сам ученый переехал в Новосибирск и стал его первым директором.

"Я сразу согласился на предложение Игоря Васильевича работать в Сибири, рассказывал Будкер, хотя он и посоветовал мне подумать до утра. Мне достаточно было и пяти минут… Из опыта моего учителя Игоря Васильевича Курчатова я извлек важнейшие уроки. Курчатов требовал, чтобы на научные совещания приглашали и административных работников, людей, казалось бы, далеких от научной задачи. Поначалу это многим казалось излишним, тратой времени. А потом стало ясно: Курчатов обучал людей быстро понимать друг друга. Когда есть общий язык?– дело движется неизмеримо быстрее, без лишнего шума, как по рельсам без стыков. За круглым столом обсуждаются проекты новых установок и эксперименты на них, размещение заказов в производственных мастерских и распределение жилья, политические новости и театральные премьеры. Все, чем живет институт и его люди. Неважных дел нет".

Несмотря на иронию и скептицизм многих бывших коллег, Будкер оправдал доверие И.В. Курчатова и создал сильный научный центр. В Новосибирск вместе с ним переехали и его коллеги по Лаборатории № 2: С.Т. Беляев (возглавлял теоретический отдел), А.Н. Скринский (еще студентом начал работать с Г.И. Будкером, а после его смерти возглавил Институт ядерной физики). Они вспоминали, что "Андрей Михайлович был настоящим руководителем решительным, властным, а временами и жестким". "Средний уровень в науке неустойчив, рассуждал Андрей Михайлович. Если мы не пойдем на пределе возможностей, мы отстанем, скатимся вниз. Если мы не сделаем все, чтобы быть первыми, мы станем плохим институтом. Сейчас встречные пучки  достижение, а что будет завтра? Надо уже сегодня искать ускоритель, который будут строить те, кто только начинает свой путь в науке".

В 1958 году Г.И. Будкер стал профессором Новосибирского государственного университета, где он основал и возглавил кафедру общей и ядерной  физики. "Однажды он начал лекцию со слов: "Физика это же такая красавица".

Коллеги ценили неординарность мышления и юмор Будкера. Когда жены сотрудников жаловались на катастрофическую занятость своих мужей, директор их утешал: "Помните: вы жены моряков. И радуйтесь, что институт единственный порт, в который они заходят…"

Академик Р.З. Сагдеев вспоминал: "Однажды меня попросили открыть конференцию молодых ученых (к ним относят исследователей в возрасте до 33 лет) и сказать им напутственное слово. Я сразу вспомнил отношение Будкера к этому понятию “молодой ученый”… более двадцати лет назад, примерно в их возрасте, я, переполненный энтузиазмом, пришел к Андрею Михайловичу как представитель только что созданного Совета молодых ученых Сибирского отделения академии. Будкер внимательно посмотрел на меня и сказал: “Ученые делятся не на молодых и старых, а на умных и дураков!"

Свое отношение к жизни, событиям и годам работы в Курчатовской лаборатории он выразил в интервью  "Возраст познания": "Когда я вспоминаю годы решения атомной проблемы в СССР, мне кажется, что это была не наука, а поэзия! Музыка! Эти годы ежедневной работы до двух часов ночи, без выходных, без отпусков вспоминаются мне как самые светлые, самые восторженные годы моей жизни. Никогда больше я не слышал столько музыки, не читал столько стихов. Мы творили симфонию радости, симфонию красоты. По красоте и изяществу каждая формула не уступала венецианской вазе. Живи Пушкин в наше время, он бы непременно стал физиком. Сам характер деятельностям людей, занятых такими трудными делами, был поэтическим! Ведь известное противопоставление физиков и лириков в то время было надумано, конечно, физики, будучи влюблёнными в свою работу, становились лириками. Равно как и все влюблённые в свой труд".

 

В строю Курчатовского Бессмертного полка

 

Источники:

Академик Г.И. Будкер: очерки, воспоминания / [АН СССР, Сиб. отд-ние]; отв. ред.: А.Н. Скринский. — Новосибирск : Наука. Сибирское отд., 1988. — 187, [2] с., [17] л. ил. — (Ученые СССР. Очерки, воспоминания, материалы).

Академик Г.И. Будкер // Библиотека Росатома.
URL: http://www.biblioatom.ru/founders/budker_gersh_itskovich/#bio

Будкер в четырех ракурсах. К 100-летию академика Г.И. Будкера// Наука из первых рук. №2/3 (78) 2018.
URL: https://scfh.ru/papers/budker-v-chetyrekh-rakursakh/

 

Партнеры проекта:

      

      

 

Пресс-центр НИЦ "Курчатовский институт"
 
Защиты диссертаций
24.11.2020

Соискатель: Аристархова Е.А.

02.12.2020

Соискатель: Чаузова М.В.  

10.12.2020

Соискатель: А.Н. Коршунов

все защиты
Семинары
03.11.2020

Руководитель: Р.Г. Василов

03.11.2020

Руководитель: М.П. Лизоркин

все семинары
Увидеть всё - Что такое синхротрон