Уроки Игоря Курчатова

12.01.2023

В день 120-летия великого ученого о том, как наука обеспечивала нашей стране суверенитет 80 лет назад, и как продолжает это делать сегодня.

 

Согласно указу Президента РФ Владимира Путина мы празднуем в этом году 80-летие легендарного Курчатовского института. Также мы отмечаем 120-летие выдающихся ученых и организаторов науки, отцов-основателей нашего института – Игоря Васильевича Курчатова и Анатолия Петровича Александрова. Они, без преувеличений, авторы "научного взрыва" в нашей стране, связанного с атомным проектом.

Общеизвестно, что учиться нужно на ошибках. Но также учиться можно и даже нужно на достижениях ученых, которые смогли в тяжелейшие для страны годы совершить настоящий подвиг для сохранения ее суверенитета, ее безопасности и дальнейшего развития. Сегодня возрождается интерес к истории нашей страны, к науке, ее замечательным представителям. Несомненно, наши великие соотечественники Игорь Курчатов и Анатолий Александров были ярчайшими личностями, имена которых составляют гордость и славу России.

Игорь Васильевич Курчатов был человеком междисциплинарного дарования, с исключительной научной интуицией. Он достаточно рано состоялся как ученый – ему не было 30 лет, когда он возглавил отдел, занимающийся новым тогда направлением -физикой ядра, в Ленинградском физико-техническом институте.

Курчатов – один из тех, кто стоял у истоков отечественной ядерной физики в начале 1930-х. В СССР ее развивали тогда в основном молодые ученые – и наша страна была в этой области науки в числе мировых лидеров. Когда в 1933 году в Ленинграде проходила первая Всесоюзная конференция по атомному ядру, в ней принимали участие ведущие физики-атомщики не только Советского Союза, но и других стран. А возглавлял оргкомитет конференции Игорь Курчатов. Первый в Европе циклотрон тоже появился у нас, в 1937 году в ленинградском Радиевом институте. Курчатов участвовал в его создании, а потом проводил на нем свои эксперименты. Чуть позже он занимался и созданием крупнейшего в Европе циклотрона в ЛФТИ, строительство которого завершили 22 июня 1941 года.

Работы по проблеме урана возобновились осенью 1942 года– в тяжелейший для страны период. А уже 12 апреля 1943 года для проведения исследований по разработке ядерного оружия была создана секретная Лаборатория № 2. Курчатов становится начальником – и научным руководителем советского атомного проекта. Он начинает собирать команду единомышленников, некоторых ученых приходится отзывать с фронта. На северо-западной окраине Москвы, на территории сегодняшнего Курчатовского института, всего за 16 месяцев Курчатовым и его коллегами был подготовлен "решающий эксперимент" – пуск первого на территории Евразии уран-графитового котла "Ф-1", который состоялся 25 декабря 1946 года. Таким образом была реализована первая на Евразийском континенте самоподдерживающаяся цепная реакция, что практически доказало возможность создания ядерного оружия. Еще через три года, 29 августа 1949 года, была взорвана первая советская атомная бомба. Тем самым была решена важнейшая геополитическая задача- восстановлен паритет, ведь ядерное оружие было уже не только у американцев.

Но для Игоря Васильевича главным приоритетом был мирный атом. "Атом должен быть рабочим, а не солдатом", - одно из самых известных его высказываний. И уже в 1954 году под руководством Курчатова в Обнинске была запущена первая в мире атомная электростанция. Наша страна и наши ученые стали основоположниками атомной энергетики, во многом благодаря этому мы остаемся ключевыми игроками мира в этой сверх высокотехнологичной области.  В 1958 году была спущена на воду первая советская атомная подводная лодка "Ленинский комсомол" – и тем самым снова восстановлен паритет с американцами, которые чуть раньше создали свой "Наутилус". А уже в 1959 году со стапелей Балтийского завода в Ленинграде сошел первый в мире атомный ледокол "Ленин". И сегодня мы единственная в мире страна, которая обладает ледокольным атомным флотом.

Многие космические и авиационные технологии, новые материалы, ядерные методы в медицине и даже сегодняшняя всеобщая цифровизация, требующая колоссальных объемов электроэнергии – все это было бы невозможно без атомного проекта. Игорю Васильевичу было суждено прожить всего 57 лет, но он успел, к счастью, увидеть плоды многих проектов, у истоков которых он стоял. Я считаю, что главное везение и самого Курчатова, и нашей науки в целом, что продолжателем его дел стал Анатолий Петрович Александров.

Игорь Васильевич был не просто руководителем сначала лаборатории, а потом – Института: он был их сердцем, душой, "мотором". Общительный, открытый, обаятельный, чрезвычайно увлеченный своей работой, но и умел охватить особой энергией научного творчества своих сотрудников. "Годы, проведенные в лаборатории Курчатова, – счастливейшие в моей жизни… благодаря особой атмосфере всеобщей одержимости и преданности делу, царившей в институте и культивировавшейся самим Курчатовым, – рассказывал физик Борис Ерозолимский, работавший с Игорем Васильевичем с 1947 года. – Невозможно забыть ночные телефонные звонки Игоря Васильевича с неизменным: "Ну, как дела, явление открыли?" А потом, после краткого отчета о том, что получилось: "Отлично, молодцы! Ну, отдыхай…" Слова, наполнявшие душу счастливым сознанием выполненного долга и чувством благодарности к Бороде, как любовно все называли Курчатова".

Впрочем, кроме Бороды у Курчатова было и еще одно прозвище – Генерал. Когда дело касалось работы, он был крайне внимателен, строг и требователен – и в первую очередь, к самому себе. А еще Игоря Васильевича вспоминают как прирожденного педагога-наставника и прекрасного научного собеседника: он обладал способностью сразу и глубоко понять сущность обсуждаемой проблемы и изложить свои соображения в простой убедительной форме, не задевающей оппонента, но побуждающей к более взвешенным решениям.

История отечественного атомного проекта – это множество примеров колоссальной самоотдачи, концентрации сил, увлеченного, самоотверженного труда. Однако всего этого было бы недостаточно без глубинных научных традиций, школ, которые создавались и развивались и до 1917 года, и после – в тяжелые годы революции, гражданской войны, интервенции.

Есть и еще один важный момент. Сейчас нам известно, что без работы Курчатова и его коллег наш мир просто не стал бы таким, каким мы его сегодня видим. Но ведь в самом начале атомного проекта никто точно не знал, куда это может привести. И даже в научном сообществе не было единого мнения по поводу перспектив ядерных исследований. Однако руководство страны в 1942 году сделало выбор в пользу возобновления работ по урану – и время показало, что это решение было единственно верным. Так что атомный проект – это еще и урок правильного выбора стратегических приоритетов.

Сегодня мир стоит перед вызовом, более всеобъемлющим и не менее опасным, чем ядерный 80 лет назад. Он связан не только с энергокризисом, дефицитом ресурсов, но и с растущими биологическими угрозами. Мы совсем недавно смогли убедиться, как может изменить жизнь всего мира глобальная эпидемия.

Поэтому сегодня НИЦ "Курчатовский институт" расширяет свои научные приоритеты: наряду с традиционной атомной областью на первый план выходят исследования в сфере биотехнологий, природоподобных технологий. И здесь мы тоже основываемся на наследии Игоря Курчатова благодаря его усилиям именно в стенах Института началось возрождение отечественной генетики после попытки ее разгрома в конце 40-х годов; из нашего Радиобиологического отдела выросли два крупнейших центра отечественной генетики, сегодня снова работающие в составе Курчатовского института.

Сегодня Курчатовский институт – крупнейший междисциплинарный научный центр страны. Мы остаемся на переднем крае, отвечаем на новые вызовы, участвуем в решении главнейших проблем, стоящих перед страной и миром. И в этом мы продолжаем традиции, заложенные основателем нашего Института – Игорем Васильевичем Курчатовым.

Михаил Ковальчук,

Президент НИЦ "Курчатовский институт"

 

Уроки Игоря Курчатова. МИЦ "Известия"

 

Последние новости:
все новости

идет загрузка
смотреть все

Популярно о науке:


идет загрузка

идет загрузка

идет загрузка